26 октября, 2020

Источниковедческая критика документа 1784 г. об оранжерейном садоводстве из архива помещиков Гончаровых

Приводимая ведомость из с. Ильицына Зарайской округи Рязанского наместничества от 8 марта 1784 г. отложилась в собрании материалов по управлению имениями Гончаровых. Адресатом ее был Николай Афанасьевич Гончаров, прадед Натальи Николаевны и преемник скончавшегося в январе 1784 г. Афанасия Аврамовича (так в документах – Д.Б.). Небольшое распространение помещичьих тепличных хозяйств вдали даже и от второй столицы, тем более – не латифундистских вроде Воронцовских или Голицынских, к тому же с разнообразными видами продуктивных растений (а не с моно- или однородными культурами вроде ананасов, цитрусовых) определяет значимость полного источниковедческого анализа этого документа. Действительно, содержащиеся в нем данные позволяют представить себе пищевые, лекарственные, декоративные и других назначений растения иноземного происхождения, бывшие в культуре в «дворянских гнездах» России екатерининской эпохи.

Военной, гражданской службой, художественным творчеством и предпринимательской деятельностью членов знаменитых фамилий во многом формировалось тогдашнее лицо страны и ее будущее. Расширение ассортимента используемых растений отражает политико-географические и общекультурные веяния эпохи Просвещения, развития империи. Представляется целесообразным сохранять орфографию и пунктуацию оригинала, если это помогает передать особенности стиля источника. «1784 года марта 8 дня коликое число в Ильицынской ранжереи имеется плодовитых дерев цветов и разных трав…».

история садоводства в россии 19 века

Одно из наиболее подробных, источниковедчески фундированных описаний тепличного и оранжерейного растениеводства второй половины XVIII в. встречаем в монографии Л.В. Милова. В обобщающих работах, хотя бы и весьма глубоко фундированных, отразить детали усадебной агрикультуры в локальном масштабе весьма затруднительно, хотя бы таковые и были известны их авторам. Сведения же о гончаровских растениях, может быть, нуждаются в пояснении.

Буксеус, вероятно, более знаком современному читателю как самшит (сем. Buxaceae). Какой из видов этого семейства выращивался у Гончаровых, из документа не ясно. Возможно, родовым названием в обиходе обозначали наиболее известный в силу широкого распространения и давности введения в культуру вид – Buxus sempervirens (Самшит вечнозеленый). Использовать это растение южного умеренного/субтропического поясов можно для декоративного озеленения – оно хорошо переносит обрезку и отличается плотной кроной.

В XVIII в. стереометрически правильные формы насаждений были в моде в садово-парковом искусстве. В масонской субкультуре расположение элементов «ландшафтного дизайна» свидетельствовало посвященному о месте обладателя парка в иерархии тайного братства. Значение языка цветов (шире – растений) в барочную, классическую и романтическую эпохи было велико в элитарной и субэлитарной средах, круглогодичное обладание обогащенным набором его вещественных символов могло быть весьма значимо для, мягко говоря, неродовитых Гончаровых.

Малое число экземпляров буксеуса в оранжерее может свидетельствовать как о еще только развивающемся у Гончаровых деле его культивирования, так и о его ином назначении – не ландшафтно-символическом, а лекарственном. Так, родственная самшиту брусника – Vaccinium vitis-idaea – известна биологической активностью и свойством угнетать ряд групп патогенных для человека микроорганизмов, подавлять процессы гниения и брожения. Буксеус-самшит ядовит, но его также использовали для лечения лихорадок, воспалительных заболеваний слизистых оболочек и суставных тканей, инфицированных ран и свищей; обладая сам по себе противоопухолевой активностью, он еще способен усиливать действие лекарственных препаратов.

«Флос пасному» – предположительно, имеется в виду флокс. Возможно, речь идет об американском по происхождению Флоксе метельчатом или выведенных на его основе культурных сортах; например, о Флоксе пятнистом. Исходный дикий вид естественно распространен между 30 и 50 параллелями. В то же время трудно полностью исключить и возможность появления у Гончаровых Флокса сибирского (распространенного от Берингова пролива до Алтае-Саянского региона и, возможно, спорадически также восточнее и западнее по участкам каменисто-песчаных ландшафтов). По литературе, однако, флоксы из Нового света появились в России в первой половине XIX в. Подробнее этот вопрос рассмотрен Е.А. Константиновой: «Историю культуры флоксов в России мы можем проследить только по немногочисленным публикациям и свидетельствам современников. Так, в изданном в 1826г. В. Левшиным справочном пособии для цветоводов „Цветоводство подробное, или Флора русская для охотников до цветоводства“ мы находим упоминание не только о многолетних флоксах весенне-летнего цветения, но и о флоксах однолетних с подробной инструкцией по выращиванию и использованию. Цензурный комитет дал разрешение на публикацию справочника 13 мая 1818г., а готовился он, естественно, еще раньше. Так что есть основания считать, что флоксы появились в России на рубеже XIX столетия. В справочнике было названо пять видов, в том числе флокс, названный весенним, с фиолетовыми цветками, низкорослый, зацветающий ранее других, в мае. Он был определен как ф. волосистый. На самом деле это, видимо, был один из весеннецветущих видов стелющихся флоксов. Остальные из упомянутых видов — ф. гладкий, ф. рослый (так называли ф. пятнистый), ф. каролинский и ф.белый. Последний, скорее всего, был разновидностью ф. пятнистого с гладкими некрапчатыми стеблями, белыми цветками и нежным запахом…».

Наличие «американских трав» без названий видов может, пожалуй, говорить в пользу присутствия в оранжерее и Метельчатого, и Сибирского флоксов. Хотя эти «травы», как, впрочем, и другие названные виды, могли быть получены из культуры, российской или зарубежной. Количество розмарина как будто вполне может свидетельствовать о его продовольственном использовании, вероятнее всего, на барском столе, а не на рынке. Во всяком случае, в деле не встречено сведений о продаже продукции оранжереи. Розмарин известен как лекарственное растение, способное оздоравливать воздух фитонцидами, пробуждать умственную и физическую активность. В Средиземноморской Европе его зелень используется в качестве приправы.

Имеется ли в виду гвоздика-трава (Dianthus sp.) или гвоздика-дерево с используемыми как пряность цветками (Sizigium sp.), сказать однозначно представляется затруднительным. Указание на разные сорта как будто свидетельствует о траве. Количество емкостей в оранжерее может объясняться задачами и озеленения, и получения пряности для столового или врачебного применения. Однако сравнительная с другими пряностями дешевизна сизигиума как будто служит дополнительным аргументом в пользу мнения о декоративном значении гончаровской гвоздики. В то же время запах эфирного масла растения неприятен комарам и другим кровососущим насекомым. Внесенные в дом летом цветущие деревца теоре-тически могли бы служить источником природного репеллента. Но и гнус от господских покоев, вероятно, проще было отпугнуть с помощью более доступных в Центральной России средств, живых растений или их обработанных частей.

Кровоостанавливающее и ранозаживляющее действие, включая действие на маточные кровотечения и геморроидальные язвы, могло побудить выращивать диантус, но количество емкостей как будто позволяет сомневаться в исключительно медицинском применении этого растения. Заметим, что на 8 марта цвели абрикос, виноград и одна из слив. Значит, их плоды могли застать летнее тепло в зарайских местах в период дозревания. В природе эти культуры плодоносят примерно, с поправкой на местный климат и особенности сорта, в середине августа. Абрикос цветет весной до появления листьев, что облегчает доступ к генеративным органам солнечного тепла и насекомых-опылителей. На юге России, включая Таврический край, виноград цветет в последней декаде мая (после распускания листьев и начала роста побегов). Это примерно на неделю-полторы позднее сливы в Зарайских местах в открытом грунте. Значит, урожай с этих деревьев Гончаровы могли получить ко времени от Успения Богородицы 15 августа ст. стиля до Успения Богородицы 28 августа по новому стилю. Может быть, перемещение растения с открытого воздуха в теплицу и обратно приводило к сокращению времени вызревания плодов, например, ко дню Преображения Господня (Яблочному Спасу в России и дню «запирания» (уборки) винограда у южных славян), 6 авг. ст. стиля.

Как осуществлялось опыление – приносились ли в оранжерею пчелы, или же другие насекомые-опылители (на 8 марта в природе Южного Поочья они еще, очевидно, не вылетали), прибегали ли к ручному опылению или сорта были самоплодными – из документа не видно. Остается также открытым вопрос о влиянии на жизнедеятельность (развитие и за-щиту от вредителей) содержавшихся Гончаровыми растений летучих веществ, выделяемых их соседями по оранжерее.

«Двойные горшки» с левкоями, возможно, использовались для обеспечения взаимодействия разных сортов (разновозрастных экземпляров?) путем опыления и, может быть, корневой конкуренции. Двойные горшки, в том числе бездонные соединенные каналом или глухой перемычкой сосуды, использовались древними земледельцами – трипольцами. Как выглядел двойной горшок из Ильицынской оранжереи, из документа не видно. Однако в двойных горшках – с глухой перемычкой, конечно – в Южной России заведено было носить щи и кашу для обеда в поле.

Быков Д.А.
Русь, Россия. Средневековье и Новое время. 2019. № 6. С. 170-174

  1. Елина О.Ю. От развлечений аристократов до декретов большевиков: вехи научной селекции. Конец XIX века – 1920-е гг. // На переломе: Отечественная наука в конце XIX–XX вв. / Под ред. Э.И. Колчинского и М.Б. Конашева.
  2. Елина О.Ю. От царских садов до опытных станций: агрономические эксперименты в российской усадьбе // Вестник истории естествознания и техники. 2005. No 1–2.
  3. Elina O. Private Botanical gardens in Russia: between Noble Culture and Scientific Professionalization // Studies in the History of Gardens & Designed Land-scapes. Special Issue. Designing Botanical Gardens: Science, Culture, and So-ciability / Ed. by N. Robin. 2007. Vol. 28. No 3–4.
  4. Козлов С.А. Аграрные традиции и новации дореформенной России (Центрально-Нечерноземные губернии). М., 2002.
  5. Константинова Е.А. Флоксы. М., 2002.
  6. Кудусова В.Л. История и современное состояние коллекции сортов флокса метельчатого (Phlox paniculata L.) в Главном ботаническом саду им. Н.В. Цицина РАН // Материалы Всероссийского научно-практического совещания по флоксам «Phlox-2014». М., 2014.
  7. Мерзлов П. На полпути к желтому флоксу [Электронный ресурс] (www.vestnik-cvetovoda.ru/plant_growing/encyclopaedia/na-polputi-k-zheltomu-floksu.html).
  8. Милов Л.В. Великорусский пахарь и особенности российского историче-ского процесса. М.; 2006.
  9. Струве П.Б. Крепостное хозяйство. Исследование по экономической истории России в XVIII и XIX вв. СПб., 1913.
  10. Сурова Е.А. К вопросу о становлении естественнонаучных школ в России (по мемуарным материалам выпускников Имп. Московского Университета второй четверти XIX в). М., 1995. Деп. в НИИВО 05.01.1995, No15–95.
  11. Сурова Е.А. К истокам отечественной школы теоретиков сельского хозяйства (по материалам учебных курсов и сельскохозяйственных журналов, а также отчетов Московского общества сельского хозяйства 20-х–30-х гг. XIXв.). М., 1995. Деп. в НИИВО 05.11.1995, No14–95.

Добавить комментарий

error: Content is protected !!